KRIOFIL.RU. Новости - Книга. История клуба "Криофил". ч.1.
Криофил
--:--
1oC
  Новости
  Методы закаливания
  Фотоальбом
  Делимся опытом
  Экология закаливания
  Гостевая книга
  О клубе Криофил
Криофил
Криофил
Криофил
Все фотографии
 
 

Книга. История клуба "Криофил". ч.1

17.12.14

Зарождение.
 
Ключевая роль в организации красноярского клуба  холодового закаливания принадлежит неутомимому популяризатору моржевания, доценту Красноярского Политехнического института Владимиру Павлову. Именно он, решая организационные, финансовые, информационные и прочие вопросы,  «исходил все тропинки» в краевом и городском спорткомитетах, иных советских и общественных организациях. Добивался публикаций в городских, краевых и федеральных СМИ. Объединял в прямом смысле слова «под одной крышей» местных любителей купания в ледяной воде. До Павлова все это происходило в разных местах города в индивидуальном порядке.
Так, к примеру, уже с начала восьмидесятых годов выдающийся красноярский морж Николай Цыганков, внесенный за достижения в книгу рекордов Гинесса, купался с левобережья Красноярска в самом центре города.
- Жил на улице Конституции, недалеко от набережной. И как настроение - бегал в воду окунаться, благо Енисей под боком. Осенью в дождь, зимой в снег, в любую погоду, - вспоминает Николай Фаддевич.
В это же время Валентин Бережных облюбовал местечко на другой стороне Енисея - галечный пляж острова Отдыха. Именно тот самый, на котором по сию пору находится клуб «Криофил». Правда, Валентин Иванович уходил чуть повыше по течению, чтобы во избежание аварий не смущать и не отвлекать видом плавающего среди льдин человека проезжающих по мосту автомобилистов.
- Регулярно, три раза в неделю круглый год приходил, летом приезжал на велосипеде и купался. В любую погоду и сезон, в этом и был смысл системы, -  уточняет Бережных.
Чуть позже около полудюжины смельчаков объединились для моржевания в устье «впадающего» в Енисей Гремячьего Лога. Именно они стали тем ядром, вокруг которого затем объединились все енисейские любители холодового плавания.  
- Мы вызывали неимоверное удивление жителей, в первое время бросавшихся помочь явно решившим утопиться самоубийцам, - вспоминает Раиса Доренская, - затем реакции окружающих переместились в неоднозначные сектора. От возгласов «Здорово, молодцы», до нелепых «Смертники, сумасшедшие...». В общем были всякие комментарии. Кроме равнодушных.
- Существует предание о том, что традицию моржевания в другой красноярской речке - Базаихе, что как раз напротив Гремячьего Лога, зародила женщина, решившая свести счеты с жизнью. Однако, нырнув в прорубь, и испытав стрессовое чудотворное влияние ледяной воды, она осознала: а жизнь-то на самом деле хороша! - в свою очередь свидетельствует Михаил Сашко. - Позже я не раз сталкивался с тем, что к моржеванию приступали люди, на самом деле подсознательно или прямо стремившиеся к суициду. Однако всякий раз это приводило к пониманию того, как на самом деле чудесна наша жизнь, подаренный нам Богом и нашими родителями мир. Такова чудотворная сила ледяной воды...
Плавали моржи и в Каче на границе с чертой города, на острове Татышева и во многих других местах. Таким образом, до формирования «Криофила», ставшего всеобщим центром притяжения, знаковым объектом не только регионального, но общероссийского, а теперь уже и мирового уровня, красноярские энтузиасты купания среди льдов «охватывали» своим присутствием практически всю акваторию Енисея и впадающих в него речек и даже ручьев. Однако Владимир Павлов решил сделать главной базой местных моржей лодочную станцию политехнического института в уже упомянутом Гремечьем Логу, где он практиковал моржевание со студентами - единомышлениками. Эту идею Владимир Андреевич предложил краевому спорткомитету. И процесс пошел - в Гремячий Лог стали подтягиваться единомышленники. Первыми среди них стали представительницы прекрасного пола, причем работавшие на главном оборонном предприятии города - «Красмашзаводе»
 

Инициаторы
 
- В феврале в столичной командировке от завода увидела традиционный заплыв по Москва-реке, - рассказывает Раиса Доренская. - Это меня сильно впечатлило, поскольку было очень холодно, а обнаженные люди мало того что разгуливали по морозцу, так и в воду еще бросались! Приехала домой, написала письмо в спорткомитет, есть ли у нас такое?
И ей ответили! Сообщили координаты Павлова, который после телефонного разговора пригласил к себе в Гремячий Лог. В начале марта Доренская вместе с коллегой, Тамарой Ярочиной, решились и пришли. Владимир Андреевич, правда, сразу их разочаровал. Уточнил, что как таковой клуб моржей пока отсутствует. Просто он и еще двое студентов этим делом увлекаются, а более ничего и никого нет.
- Посмотрел на нас и сказал - да ну, и вы тоже скорее всего просто не сможете плавать... - вспоминает Раиса Тимофеевна. - Но этим нас и раззадорил. Решили попробовать. Разделись, окунулись в воду и от страха тут же вылезли. Подумали, что от такого экстрима простынем и всерьез заболеем. Быстро оделись и побежали вверх по логу, в гору. А она огромная. Пока забрались, уже согрелись. И сразу же в баню поехали на речной вокзал. Очень хорошо там пропарились. А утром как встали, так словно в два раза помолодели. Так здорово нам стало. И решили  продолжать, потому что от такого «кайфа» отказываться - просто грех.
Поскольку время было советское, и работали дамы на оборонном предприятии, то приходилось преодолевать различные трудности. «Моржевать» только по выходным. По дороге отбиваться от бродячих собак. Случалось, что они энтузиасток и кусали. Однако и само холодовое закаливание, и атмосфера вокруг все эти неприятности с лихвой окупали.
- Там так было здорово! И само купание, и общение, и очень доброе отношение ко всем и всему, - когда Доренская вспоминает об этом, ее глаза в буквальном смысле светятся. -
Мы всегда раздевались только на улице. И баньки там не было. Маленькая лачуга, а  в ней буржуйка. Накупаемся, протапливаем печку, потом  там уже в одежде сидим, греемся. Очень горячая атмосфера была во всех смыслах. В физическом, духовном, лечебном. Задушевные беседы - о жизни, любви, политике, здоровье - обо всем. Каждый приносил с собой что мог, ели, чаи распивали. Только алкоголь и никотин сразу под полный запрет попали. Стали подтягивать к этому делу друзей, знакомых, коллег. За весну пришло еще три человека.
К концу лета в Гремячьем Логу собиралось уже около десятка энтузиастов, что показалось достаточным для организации клуба «моржей». К этому времени в России их было три - в столицах и Норильске, с названиями «Белые медведи», «Снежинки», «Льдинки». Красноярский, таким образом, становился четвертым по счету.
- Павлов дал неделю на мозговой штурм, чтобы придумать название. - рассказывают свидетели тех событий. - И биолог, Виктор Рапота, предложил имя «Криофил», то есть любящий холод. Есть микроорганизмы на самой макушке Земли, подо льдом на Северном и Южном полюсах, - объяснял он. Очень живучие, причем они - словно рассада жизни. Даже если все на планете погибнет, то эти выживут и дадут начало новому биоценозу.
- Решили, что это точно про нас, - смеется Раиса Тимофеевна, - всем очень понравилось, мы приняли такое название. Принялись за устав, гимн. Стали вести дневник: каждый записывал - сколько в воде провел, ее температура, свои пульс, давление, самочувствие, впечатления и так далее. Чтобы анализировать, как все это на нас влияет. Сделали для этого специальную тетрадку. Решили, что должна быть дисциплина и регулярный график посещения. Конечно, в основном приходили по выходным. Много купались, до полуночи сидели у печки, хохотали. Оттуда невозможно было уходить: настолько создались дружеские отношения, атмосфера искренности, доброты, душевности. Это были особые люди, просто удивительные.
Естественным образом в этом товарищеском кругу выкрисстализовалась идея о возможности и необходимости объединения энтузиастов холода уже в общегородском масштабе. И в ноябре 1987 года в региональных СМИ были широко проанонсированы показательные выступления моржей в уже подмерзшем Енисее на спуске от Театральной площади.
 
Удачное начало.
 
«Первый блин - комом», считает русская поговорка. Однако в этом случае все произошло в наилучшем виде. Несмотря на морозную для осени, около минус двадцати градусов, погоду, посмотреть на небывалое зрелище собрались тысячи горожан. Мало того, что народом была «запружена» вся набережная, «люди буквально стояли стеной», вспоминает Николай Цыганков. Так они еще выстроились цепочкой на пешеходной части Коммунального моста, смотрели с острова Отдыха  и даже заявились целой флотилией лодок с Енисея. Самих же моржей на мероприятии оказалось порядка дюжины. Раза в три меньше, чем представителей прессы. Помимо небольших групп с Гремячьего Лога и Базаихи, это были подтянувшиеся на многократно тиражированный зов Павлова в СМИ энтузиасты - «одиночки».
- Тут же позвонил, как объявление увидел, - рассказывает Валентин Бережных. - Пообещали, что меня примут. Сначала собрались на берегу своей кучкой, одетые - от прочего народа не отличить. Павлов говорит: ну что, людей вон сколько вокруг. Кто считает себя моржом, надо купаться, коли пришли. А то как выглядеть будем?! И на каждого смотрит. Да нет вопросов! Зашли в подогнанный для нас автобус «ПАЗик», разделись, и - в воду! Под фотовспышки корреспондентов и аханье, одобрительный свист и гул собравшихся.
А вот Николай Цыганков даже предварительно отзваниваться не стал. Просто пришел посмотреть, оценил ситуацию и сразу же решил поучаствовать.
- Спрашиваю, кто старший? - вспоминает Николай Фаддевич.
Павлов говорит, - я.
- Можно с вами искупаться?
Он так оценивающе глянул, - ну, коли такой смелый, то давай...
Народу было столько, что путь для моржей к воде пришлось расчищать милицией.
- А осень была ранней и холодной, так что с кромки льда в воду кто сходил, кто прыгал. Потому что в разных местах кому вода по колено, кому выше. Я выбрал, где поглубже и со льдины с головой нырнул, - рассказывает Николай Цыганков. - Большинство в шапочках и сланцах, а я их никогда не носил, так что босиком по снегу. Когда из воды идешь, по морозу на стопах слой льда в сантиметр и больше за секунды нарастает. Народ понемногу стал выбираться, а я плаваю и плаваю. Уже один остался. Смотрю, Павлов рукой машет, кричит, давай, хватит уже. Волнуется. Вылез - он мне говорит, ты что, заболеешь ведь, зачем геройство показывать?! Угробишь себя! А я ведь знаю, что в удовольствие, без фанатизма купался, так что проблем не будет. Спрашиваю - где вас найти? Он мне про Гремячий Лог рассказал. А мне тут из города на неделю отлучиться надо было. Прихожу к ним через десяток дней. У него, как меня увидел, глаза как блюдца, боялся, что я в реанимации где, или что похуже. А телефона своего ему не оставил, кто я такой, и где меня искать, он не знал...
Отметим - вышедших из воды моржей, большая часть которых не стала немедленно переодеваться, а приступила к разогревающим упражнениям, тут же обступал народ и представители СМИ. Расспрашивали, как впечатление, как все это влияет на здоровье, физический и эмоциональный тонус, с чего стоит начинать и так далее.
Организованное и широко разрекламированное Владимиром Павловым первое публичное выступление моржей способствовало достижению очень многих значимых целей. Не только пропаганде закаливания в народе, привлечению к тематике здорового образа жизни внимания широких масс, консолидации красноярских моржей вокруг единого центра и лидера. Но и осознанию представителями власти социальной значимости и важности закаливания, что в последствии выразилось в значительной поддержке клуба со стороны краевого и городского спорткомитетов, крайсовпрофа, других государственных и общественных организаций.
- Помощь Краевого спорткомитета в те времена была просто огромной, - свидетельствует Раиса Доренская - Он оказывал финансовую поддержку, позволявшую нам развивать материальную базу и ездить на иногородние заплывы, способствовал решению многих других вопросов, в частности, с землеотводом на Острове отдыха, и так далее.
 
Первая база.
 
После ноябрьской презентации, прозвучавшей не только на весь город и край, но отраженной и  в общероссийских СМИ, у всех красноярских моржей появилось место, где они могли собираться для совместного досуга, обмениваться опытом, прорабатывать планы дальнейшего развития холодового закаливания на берегах Енисея. Стоящий в устье Гремячьего Лога, близ водосброса, зимой формирующего необычайно красивые ледяные торосы небольшой сруб, зачастую затапливаемый по самые стропила осенью и весной, в результате чего моржи раздевались на берегу, а потом ныряли прямо с крыши. С непростой доступностью, поскольку надо было забираться за Студгородок, а потом долго спускаться по неудобицам, косогору, тропинке, проходящей почти по отвесному берегу. Тем не менее, эта избушка на несколько лет приютила «Криофил», была базой, до которой планировались первые «сплавы» от Дивногорска, где принимали гостей и новых членов клуба.  
- Прочел в газете «Красноярский рабочий» заметку Павлова про «Криофил», - вспоминает занимавший долгие годы должность председателя совета ветеранов клуба Владимир Карастоянов. - Я в Николаевке жил, это круглый год к колонке за водой на саночках или тележке. И там пять ведер на себя выливал. В любую погоду - в плавках и сланцах. Народ по разному относился. Сначала, особенно при минус 30-40, соседи напрягались. Потом, когда познакомились, зауважали, просто местной достопримечательностью стал. А когда прочел заметку про «Криофил» - думаю, вот и слава Богу, единомышленники нашлись.
Это в воскресенье, 11 февраля случилось, - продолжает Владимир Павлович, - Не очень уютно было идти - запущенная территория, крутые склоны, много бродячих собак. Просто стаями. Я  издалека Владимира Андреевича увидел - он вышел встречать. Смотрю: человек рукой мне машет - иди сюда. Где-то под минус двадцать морозец, небольшая бухта у избушки, лед плавает. Он мне говорит: ну, давай, показывай, что можешь... Я разделся,  поплыл. И так хорошо мне стало, так понравилось. Вода будто бархатная... Я уже минут  десять плаваю, льдинки руками раздвигаю, и так замечательно мне, что вылазить не хочется. А Павлов так все тревожнее на часы смотрит, и мне снова машет руками: мол, выходи, хватит уже. Когда вылез, он мне по плечу похлопал - будешь плавать, наш человек...
…........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
К слову - В. Карастоянов, как и ряд выдающихся красноярских моржей - Цыганков и Лопатин, Синатуллин, Костарева, Ракчеева-Сильвер и многие другие отличались поистинне феномальной холодоустойчивостью, отмеченной учеными и подтвержденной спортивными достижениями. Но начало всему было положено в маленькой избушке на берегу Енисея.    
Именно здесь, в Гремячьем Логу, десятки лет назад прорабатывались различные варианты развития и пропагандирования холодового закаливания. Принимались решения об активном участии моржей в различных городских, региональных, российских и общесоюзных мероприятиях. Формировалась программа бесед и конференций  по вопросам укрепления здоровья, тематических встреч, поездок, праздников и так далее. Был разработан устав клуба,  позже зарегистрированный в краевом спорткомитете, председатель которого, Ходыкин, по сути, взял «Криофил» под свою опеку. Везде, где можно, заявлял, куда стоило, приглашал.
- На дни города, когда на острове Татышева объявляли что моржи плывут, народ уходил со всех культурных мероприятий к нам. Тысячи людей собирались, - рассказывает Раиса Доренская. - Тоже самое было на 23 февраля. Все это ткало известность и авторитет клуба, создавало атмосферу вовне и внутри его. Мы стали ощущать настоящую поддержку и спорткомитета, и крайсовпрофа. А люди стали к нам приходить десятками...
Сам же Павлов совмещал командировки по преподавательско-научной стезе в Москву, Ленинград и другие города с налаживанием горизонтальных отношений в том числе и по вопросам холодового закаливания. Красноярцев стали приглашать к участию в межрегиональных и союзных соревнованиях моржей. Потянулись гости и в наш город.
 
Первые выезды.
 
Формирование вокруг баз в Гремячьем Логу и на острове Отдыха устойчивой группы заядлых моржей  в количестве двух-трех десятков человек позволило красноярцам создавать полноценные команды для выездов на зональные и республиканские семинары и турниры.
- Поскольку у меня с холодоустойчивостью все было хорошо, уже в марте, спустя месяц после появления в клубе, назначили капитаном команды на соревнования моржей в Братске. - вспоминает Владимир Карастоянов. - Нас пятеро было, четыре мужика да Ира Касатонова, прапорщик из военного городка. Прилетели в Иркутск в субботу, а на рейс в Братск попасть никак не можем. Автобусом же очень долго ехать, и ненадежно, неизвестно, насколько опоздаешь. Пошел к руководству аэропорта, говорю - у нас завтра соревнования, нам никак ждать нельзя. Ну, хорошо люди понимающие, помогли. Прилетели мы, правда, в два часа ночи. И в тот же день выступать. Температура воздуха - около двадцати градусов мороза, вода - два градуса. И ветер с Ангары. Толщина льда - под метр. Местные пропилили в нем прорубь, 25 метров длиной, три шириной.  И был маленький, неотапливаемый вагончик - только переодеться. Народу по берегам собралось несколько тысяч.
Целью соревнований полудюжины сибирских команд - иркутян, красноярцев, читинцев и так далее было определение максимально долгого срока комфортного нахождения человека в ледяной воде. Причем прежний рекорд в семь минут принадлежал  председателю местного клуба. Молодому парню лет тридцати очень спортивного сложения.
- Для начала  мы все по деревянному трапу спустились в прорубь. Даже тесновато было. - продолжает рассказ Владимир Павлович. - Однако потом достаточно быстро люди один за одним стали даже не вылазить, а выскакивать. До пяти минут только с полдюжины участников дотерпело. Включая одну женщину - нашу Иру Касатонову. В концовке в проруби осталась пара красноярцев, я и Николай Иванин. Он через девять минут вылез...
При этом организаторам Иванин заявил:
- Могу и дольше купаться, только смысла в этом не вижу. Я Володю знаю, его все равно не  пересидишь.
Через четверть часа Каростоянову стали кричать в мегафон:
- Выходи, ты уже дважды рекорд перекрыл!
- Я смотрю - народ на берегу уже явно мерзнет, в тепло хочет. Ну, не стал людей дольше морозить, поднялся по трапу, обул тапочки и пробежался, чтобы размяться да разогреться  в сторону порта - полкилометра туда, половина назад. Мне наперерез мужики в тулупах - земляк, ты откуда такой герой?
- Из Красноярска!
- Мы родились в Сибири, всю жизнь здесь, но такого еще не видел! Такой мороз, такая вода, да еще бегать? Как такое возможно?
После пробежки Владимир Павлович, не одеваясь, дал интервью местным газетчикам. В целом на турнире красноярская команда выступила триумфально, победила во всех номинациях - главное первое место, первое место у женщин и первое - в командном зачете. Председатель клуба и финансировавший поездку спорткомитет были очень рады такой убедительной победе.
К тем же иркутянам на посвященный холодовому закаливанию научно-исследовательский семинар Сибири и Дальнего Востока ездил и Валентин Бережных.
- Купались в прорубях в Ангаре у ее истока и в горном Китое недалеко от Ангарска, - вспоминает он, - причем в таких полыньях на быстрых реках, моржевать еще и опасно - есть риск, что под лед затянет, а оттуда человека «выскрести» очень сложно - элементарно не успеешь. Или задохнется, или замерзнет. Тоже за счет спорткомитета изготовили значки, буклеты. Так как мы, в те времена никто никуда не ездил, одни красноярцы подобное привозили. Уже тогда еще и рекламно-пропагандистским обеспечением заметно выделяясь на фоне коллег из других городов и даже республик.
 
Вторая база
 
По мере роста клуба база в Гремячьем, очень удобная для посещения ее проживающими в Студгородке сотрудниками и студентами Политехнического института, по ряду причин перестала устраивать энтузиастов холодового закаливания из других районов города.
Стали обсуждаться планы развития на остров Татышева, а также на правый берег.
- Конечно, очень далеко было в Лог добираться, а иногда из-за собачьих стай и заброшенности территории просто опасно - говорит Доренская, - потому мы предложили сделать что-то на правобережье, под парком у ДК 1 мая, куда мы ходили купаться с единомышленниками с «Крашмашзавода» и друзьями. Место очень славное: галечный пляж, который мы постоянно чистили от мусора. Стекла убирали, чтобы не порезаться, кострища зарывали. Но там лодочная станция, выше нефтебаза, потому из воды постоянно выходили с радужными разводами на теле. И медики нам это место не согласовали.
Но тут со своим очень своевременным предложением выступил Валентин Бережных
- Мне тоже больно далеко было ездить, причем и автобусы не очень хорошо ходили. Да и там до избушки и берега по буеракам добираться, - вспоминает Бережных. - В общем, через сезон я Павлову и говорю: Владимир Андреевич мне это дело не очень нравится. У меня есть место получше, десяток лет уже туда хожу. Он: - а где? Я - на острове Отдыха. Он говорит, - давай приеду посмотрим, может, устроим филиал. Я объяснил, куда. Он на машине подъехал,  посмотрел. Тогда водозабор не был огорожен, это метров сто вверх от нынешней базы вверх. Место ему понравилось, и очень быстро мы по нему с властями договорились.
Более того, «Криофилу» выдали очень дефицитный по тем временам актив - вагончик.
- Причем по городу его тогда можно было перевозить только по специальному разрешению ГАИ, которое достать было сложно, - улыбается Раиса Тимофеевна, - потому в буквальном смысле слова приперли его какими-то окольными путями чуть ли не ночью.  
Таким образом у Красноярских моржей появилась еще одна «точка сборки», ставшая со временем основной.
- Первый вагончик, очень маленький, появился здесь в июне 1988 года. - уточняет Валентина Костарева. - Если честно сказать, в Гремячьем Логу у Павлова по сути была другая, практически «своя» моржовка. Хотя Владимир Андреевич стремился обе развивать и поддерживать, но Доренская, Бережных и другие из первых туда ходили очень редко, а со временем по понятным причинам практически все «переехали» сюда.
И причины этого понятны. Рекреационная спортивно-парковая зона в самом центре города. Идельная транспортная доступность. «Шикарный», по всеобщему признанию, заливчик на огромной сибирской реке с великолепным видом на левобережье Красноярска. Однако вскоре возникли проблемы с санэпидстанцией, не одобрявшей любую сторонюю деятельность  на территории главного городского водозабора.  
- Налетели эти эсэс, как мы их назвали. Заявили, что нам в охраняемой зоне делать нечего,  выписали предписание - все убрать, - вспоминает Раиса Доренская. - а куда, непонятно.
Благо, что тогда мэром города был Поздняков, поддержавший моржей, занимавшихся нужным для здоровья нации делом.
- Он сказал: ничего против вас не имею, но с предписанием тоже ничего сделать не могу. Пока купайтесь потихоньку, что-нибудь придумаем. По сути, он нас прикрыл. Отписался на СЭСовское замечание так, что они нас некоторое время как бы не замечали. - рассказывает Раиса Тимофеевна. - Но через полгода СЭС выдвинуло уже ультиматум: убирайте вагончик куда хотите, а то мы его просто в Енисей скинем. Сказали — за ночь вопрос не решите, утром все ликвидируем. И мы этот вагончик на бревна установили, и за ночь, кто упирался, кто ремнями, как бурлаки, вытягивал, мужчины, женщины, все вместе за территорию водозабора перекатили. Примерно в полусотне метров от места, где сейчас стоим. Ну, они от нас отстали, мы опять веселые, здоровые и счастливые. Пока за нас «Водоканал» не взялся...
….........................................................................................................................................................
 
Первые общесоюзные.
 
Создание «Криофила» послужило отправной точкой для формирования обширной палитры связей красноярских моржей с единомышленниками из других городов не только Сибири и России, и всего пространства необъятного СССР.
- В октябре 1989 года на Иссык-Куле, за исключением прибалтийских, все республики были, а это дюжина ныне независимых государств, - вспоминает Валентина Костарева. - Ну, и делегация от нашего клуба, естественно.
Именно на том Иссык-Кульском сборе В. Гребенкин и сформировал свою ставшую на много лет ведущей в стране общесоюзную ассоциацию холодового плавания. При этом проведя селекцию наиболее талантливых моржей и отбирая в нее самые перспективные клубы.
- Брал на заметку, потом приглашал на различные тренинги и соревнования, - рассказывает Валентина Костарева, - причем работали с нами не только спортивные врачи и ученые, но и представители оборонных и космической отраслей.
- Сборы были долгими, три недели, месяц, - говорит Николай Цыганков. - По сути, именно на нас изучали пределы холодовой устойчивости человека.
А Владимир Павлов, в свою очередь, продолжал налаживать контакты, причем не только горизонтальные - с единомышленниками из других городов, но и вертикальные, главным образом со столицей.
- При нем каждый год под 23 февраля на заплывы через Москву-реку ездили, - рассказывает  Цыганков. - И все это - и здесь, в спорткомитете и крайсовпрофе, и там, - он организовывал...
К слову - традиционный, проводимый с конца сороковых годов заплыв через главную водную артерию столицы до появления красноярцев всегда осуществлялся только в одну сторону.
- Больше сорока лет проводились эти состязания, и никто туда-назад Москву-реку не переплывал. 19 февраля 1989 г. первым это сделал я, - уточняет Николай Цыганков. - Доплыл до финиша. Чувствую, что-то маловато для меня. Ну, то есть - практически вообще почти никак. Сразу развернулся, порядком напугав организаторов. И поплыл к старту.
За это достижение красноярец был отмечен дипломом за подписью Председателя Федерации закаливания и зимнего плавания Героя Советского Союза Н.Ф. Карацупы с формулировкой «за лучший результат за всю историю данного заплыва...»
- В Москве Цыганков хорошо отметился, - улыбается Валентина Костарева. - Он там всех как надо по холоду приложил...
В декабре этого же года в Белгороде проводилсь всесоюзные соревнования моржей.
- Павлов мне звонит - Валентин, надо быстро собрать и возглавить красноярскую команду, - вспоминает Бережных. - А времени на это мало. Вдобавок многие из сильных просто не смогли поехать. Кто по семейным обстоятельствам, кого с работы не отпустили. Наскоро собрались - я, Богачев, Ткаченко, Лысов, он у нас самый в возрасте был, уже тогда - пенсионер, и Тамара Ярочина.
При этом перед делегацией поставили задачу обеспечить отнюдь не результат, а достойное представительство, и основное - согласовать проведение следующих подобных состязаний  на Енисее. Для чего красноярцы с собой привезли соответствующие письма от разных структур, буклеты о «Криофиле» и наглядную информацию о городе.
- Особо высоких мест тогда не заняли. - разводит руками Бережных, - По той простой причине, что мы акцентировались не на скорости, а на длительности пребывания в холодной воде. Причем в этом компоненте равных нам в СССР не было. Те же Лопатин, Цыганков, Костырева, чуть позже - Каростоянов. А там состязаний на длительность не было. Своеобразное многоборье - турник, гиря, и даже перетягивание каната и бег по снегу в ластах. Понятно, что ничего подобного мы не тренировали. Особенно в части бега по снегу в ластах. И только после всего этого был заплыв в проруби. И то - всего лишь на 25-метров...    
Впрочем, основной цели красноярцы добились. Следующие общесоюзные соревнования было решено провести на берегах Енисея.
 
Красноярск приглашает.
 
После получения официального положительного решения общесоюзной ассоциации холодового плавания и при активной поддержке спорткомитета, профсоюзов и других региональных административных и общественных структур «Креофил» приступил к подготовке соревнований. Прошли они в начале зимы 1990-года на Енисее, вдоль набережной у театральной площади и собрали огромную зрительскую аудиторию.
- Тысячами приходили смотреть, к берегу было просто не протолкнуться, - вспоминает Николай Цыганков.
В чемпионате приняли участие представители двадцати команд, около сотни «моржей» из разных регионов страны. Традиционно, как всегда в те годы, победили тюменцы. Но на этот раз красноярцы подготовились как надо и заняли почетное вторрое место.
- Енисей всех просто очаровал, - рассказывает Валентин Бережных, - да и организовали все очень хорошо, недовольных среди участников и зрителей не было.
Успешное проведение федеральных состязаний и показанный командой достойный результат способствовали усилению авторитета клуба как на всесоюзном, так краевом и городском  уровнях, укреплению его материальной базы.
- Нам почти сразу выдали к уже имеющемуся еще пару вагончиков, - говорит В. Бережных, - а стоили они тогда в хороший автомобиль. Ну, тут мы развернулись и обустроились как надо. Вагончик в центре - как конференц-зал, для собраний и общения. Второй для переодевания,  в третьем сделали баньку. Батареи электрические у нас появились, и много еще чего.
В начале 90-х на берегах великой сибирской реки сложилась продолжающаяся по сию пору славная традиция - проведение на рубеже лета и осени ежегодных заплывов Дивногорск - Красноярск. Причем по длине эта дистанция лишь немногим уступает классическому олимпийскому марафону. Очень скоро эти состязания любителей холодового плавания стали  для российских моржей одними из ключевых.
- Уже на первом были гости со всего тогдашнего Союза - Киргизия, Украина и так далее, - вспоминает Владимир Карастоянов, - включая чемпионов СССР и России по плаванию на открытой воде и в бассейнах, заслуженных мастеров спорта, участников чемпионатов мира, Олимпийских игр, европейских призеров  и так далее. А нашу команду составили Костарева, Петряева, Синатуллин и я.
Несмотря на то, что у пристани Дивногорска, откуда начинался заплыв, температура воды составляла менее шести градусов, а по руслу опускалась до трех, председатель общесоюзной ассоциации холодового плавания предложил плыть дистанцию не этапами, а «сквозняком». Гребенкин руководствовался тем, что красноярцы до этого уже несколько раз подобным образом почти 40-километровый отрезок преодолевали, причем без особых проблем.
- Ну, примерно через каждые полчаса наших гостей начали кого за голову, кого за руки из воды таскать, - рассказывает В. Костарева. - Только один Сергей Крышин, мощный, здоровый, молодой, до Овсянки допер, больше двух часов продержался. Притом, что он еще и хороший скоростник...
Благо, что с собой москвичи привезли «согревающие» технологии, включая кварцевые костюмы и опытных медиков, которые быстро приводили пострадавших в чувство. Красноярцы же прошли всю дистанцию «штатно». Плыли парами, Петряева и Каростоянов, Костарева  и Синатуллин, точно по графику меняясь через каждый час.
Со временем на заплывах Дивногорск - Красноярск сложился оптимальный для всех участников регламент, предусматривающий проведение состязаний в разных возрастных группах, начиная от 14 лет, в вариантах марафон, полумарафон (плывут два участника) и полноценная эстафета.
Ныне же без участия в «Енисеюшке», как называется это сейчас определенная в тридцать пять километров дистанция, немыслим годовой график многих авторитетнейших моржей, как российских, так из других стран и даже континентов.
 
И покоряем Енисей
 
Однако же первыми данный марафон, причем все почти четыре десятка километров в ледяной воде «сквозняком», не выходя на сушу, преодолели все же красноярцы.
Зачинателем стал известный морж Юрий Лопатин. Для начала он проплыл эту дистанцию без огласки, «для себя», чтобы понять, возможно ли это вообще сделать. А затем проанонсировал повторение заплыва уже в официальном порядке, определив датой 1 сентября 1991 года. Причем, как вспоминают очевидцы, не только уведомил СМИ, но и обклеил афишами чуть ли не весь город. Однако же, в России вообще, и в Сибири в частности заразительны не только дурные примеры, но и хорошие начинания. «Криофил» решил закрепить индивидуальную инициативу Лопатина коллективным развитием.
- В середине августа мне Павлов позвонил, - вспоминает В. Костарева, - говорит: а ты попробовать не хочешь? Я-то про себя всегда знала, что на многие сумасбродства способна. Но не на такое же. Нет, говорю, спасибо, как-то не хочется.
Однако через несколько дней председатель «Криофила» перезвонил снова. И сказал, что Петряева и Шереметьева на этот суперзаплыв согласились.
- Думаю - как так? Они, значит, могут, а я нет? Без меня и такое дело? Нет уж! - рассказывает В. Костарева  - А вдруг проплывут, и как мне тогда себя чувствовать? Я же ничем не хуже! И по плаванию, и по холодоустойчивости! Обидно пропускать. И тоже сказала - да.
Акция состоялась в последний выходной августа. Местом финиша назначили «моржовку»  перед железнодорожным мостом, где предварительно жарко натопили баньку. Однако чисто «женский» заплыв все же не получился. Вместо Петреявой покорять Енисей отправился Валерий Вайник. Приплыл он первым, но на берег не вышел, «нарезал круги» в заводи. Через четверть часа финишировала Костарева, еще через столько же - Шереметьева. Которым Вайник тут же предложил продолжить дистанцию до набережной у Оперного театра.
Именно таким образом в 1991 году и была положена традиция как одиночных мужских, так и коллективных заплывов от Дивногорска до Красноярска. А в одиночку первой среди женщин этот марафон преодолела Антонина Ракчеева-Сильвер, причем вплоть до коммунального моста. Отметим, что по длительности непрерывного пребывания в ледяной Енисейской воде рекорды также принадлежат красноярцам. Среди мужчин - Ю. Лопатину (18 часов), среди женщин - А. Ракчеевой-Сильвер (более 8 часов).
- Енисей - это самая точная, истинная шкала  для моржа, - уверена В. Костарева, - проплыть сто метров, пусть на чемпионате мира, это не достижение. А вот хотя бы час продержаться в великой сибирской реке - другое дело. Я уверена - наша марафонская дистанция - это вполне посильное дело для любого уважающего себя «холодового» пловца. Отнюдь не подвиг. Я потому всякого спрашиваю - а на что ты способен здесь, у нас? Поскольку  Енисей и есть самое верное измерение, на что способен тот или иной человек.
К слову, со временем к исторически наиболее сильной своей стороне - феноменальной холодоустойчивости красноярцы добавили и «скоростные» характеристики.
- В 2008 году, когда мы заняли третье место на «Енисеюшке», я посмотрела - а мы ведь уступили командам, которые реально хуже нас плавают, - рассказывает многократная чемпионка мира по холодовому плаванию Наталья Усачева. - Я думаю - да что же это такое, почему мы, хозяева, да не выигрываем? Поработали над этим, скоростным, компонентом. В том числе привлекли к моржеванию спортивную молодежь. И с 2010 года мы уже всегда на Енисее первые. Причем зачастую обгоняем очень сильные команды. Я же знаю коллег, вижу, кто к нам приезжает. Думаю: все, наверное, на этот раз не победим. Но каким-то чудом,  может, и сам Енисей нам помогает - все же опять, снова и снова приходим первыми!
Об «Енисеюшке» - мнение М.П. Сашко …....................................................................................... …...........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
 
Война за выживание
 
Новое место, куда после «гонений» СЭС перебрался клуб, стало точкой его быстрого развития. Если сначала первый полученный вагончик был без печки, не отапливался даже в зимнее время («просто занавесочка» поперек, которая делила мужскую и женскую раздевалки), то потом к нему добавилось еще два. Их поставили буквой «П», параллельные вагончики решили перекрыть и сделать под навесом тренажерный зал. Стали приносить гири, гантели, тренажеры, появилась банька, гостинная для чаепитий и общения и т.д.
- Ловили бревна, которые плыли по Енисею, совмещая этот процесс с моржеванием. - вспоминает Александр Сабодышин, - вытаскивали, сушили, пилили, кололи. И под навес в поленницу для бани и печки. Нас стало уже более полусотни, жили и радовались...
Но тут возникла новая проблема. Руководство городского «Водоканала», который в то время возглавлял человек, позже осужденный за многочисленные правонарушения, предъявило претензии на занимаемую клубом землю. То ли директор этого предприятия хотел расширить свою территорию за счет лакомого участка, то ли вымогал взятку, то ли еще что то - это ведомо только ему. Но, поскольку к этому времени юридически права на участок даже не были заявлены, клуб попал в ситуацию войны с богатой и влиятельной организацией.
-  Под предлогом борьбы с терроризмом они потребовали в месячный срок освободить территорию от вагончиков, отключили подачу электроэнергии, выставили вооруженый пост охраны на месте прохода в клуб, - рассказывает Михаил Сашко.
- Вроде только обустроились, и снова все рушится, разваливается. - вздыхает Раиса Доренская. - И мы не понимали, за что так с нами.  Ведь мы самым добрым в мире делом занимаемся - людей оздоравливаем! И к даже к этому директору тоже только с хорошим — пригласили его к нам в гости: поморживать, попариться, поговорить. А он грозит все снести, автоматчиков к нам присылает, будто мы шпионы какие-то.
К этому времени президентом клуба стал Михаил Петрович Сашко, возглавляющий его по сию пору. Прежний глава «Криофила», Валентина Хорлашкина, передала ему бразды правления по многим соображениям.
- Она как-то плавно на меня перевела все стрелки, объяснив коллективу: вот человек, который соображает не только в организационныхи правовых, но и строительных делах, знает в городе всех и все, способен решить любые вопросы - улыбается М. Сашко.
В результате со многими сложностями было согласовано место под Коммунальным мостом, примерно в полусотне метрах от спорного участка, куда удалось перенести один из вагончиков (два других при переезде развалились). Сразу же, еще до оформления всех документов на землю, было начато строительство  современного здания клуба.
- Надзор нас штрафовал за это. Хотя мы хотели только одного - все сделать лучше и быстрее. Есть ведь люди, для которых формальность - главное, - с грустью вздыхает Сабодышин.  
Более того, вскоре возникла опасность, что и это место, где методом народной стройки возводилось здание клуба, у «Криофила» могут отобрать.
- Я тогда пообещал городским властям, что приглашу СМИ, выстрою всех моржей в плавках вдоль моста, а потом этой колонной приведу их в мэрию и горсовет. - рассказывает Михаил Петрович. - Ну там поулыбались, сказали - нет, ради Бога, только не это! И в конце-концов помогли решить возникшие проблемы...
После этого возведение «Красного Чума», как в силу достаточного своеобразия и экзотичности реализованного проекта назвали здание клуба, развернулось в полную силу, о чем расскажем в отдельной главе.
…........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
А красноярские  моржи, помимо строительства своей базы, продолжали множить свои успехи, в первую очередь осваивая родной для себя Енисей - одну из величайших рек не только Сибири и России, но и всей планеты.
 
Рекорды и достижения
 
Неудивительно, что с Енисеем связано и одно из самых выдающихся мировых достижений любителей холодового плавания. Принадлежит оно красноярскому моржу Ю. Лопатину, который в 2001 году проплыл по могучей реке за 18 часов вниз по течению 140 километров, тем самым побив рекорды Гиннеса как по сроку пребывания в холодной воде, так и по преодоленной за это время дистанции.
Однако же первым российским «холодовиком» - лауреатом книги Гинесса стал другой красноярец - ветеран «Криофила» Николай Цыганков, по основному месту работы - капитан Енисейского речного пароходства. После того, как на традиционных февральских заплывах по реке Москве он впервые за сорокалетнюю историю этих соревнований преодолел главную водную артерию столицы в обе стороны, организаторы решили выяснить, а сколько раз вообще это может сделать один человек. И вот на исходе зимы 1990 года сначала устроили отборочные состязания, а затем финал для лучших, в которым наш земляк и победил.
- Тот год достаточно холодным выдался, река льдом покрылась, и полынью для нас буксир  разбивал, -  рассказывает Цыганков, - впрочем, в день заплыва потеплело до десяти градусов морозца. Но температура воды осталась около нуля градусов.
Проплыв от берега до берега шесть раз, красноярец обнаружил, что соревноваться больше с не с кем, все соперники сошли. Но все же еще раз пересек фарватер, за полчаса переплыв Москву-реку семь раз, что составило около полутора километров. И было отмечено не только Гинессом, но и  отечественной книгой сенсаций «Диво».
- Когда температура воды близко к нулю, только тогда чувствуешь андреналин, - вспоминает тот заплыв  Николай Цыганков. - И для здоровья оно полезнее. А если вода 7-8 градусов, это не моржевание. Баловство одно. В Енисее осенью вода для меня слишком теплая, потому в Дивногорских заплывах никогда и не участвовал. Самое лучшее в морях, где соленость доводит воду до минусовой температуры. Ведь чем она холоднее, тем приятнее. Понятно, что время заплыва надо покороче делать, но ведь эйфория, «откат» по телу совсем другие!
Отметим, что красноярцам покорялись и моря: Берингов и Кольский проливы, Ледовитый океан и так далее. Однако первыми значительными достижениями были озера - как близкий Байкал и далекий Иссык-Куль, на несколько лет ставший одним из главных мест сборов моржей тогда еще существовавшего СССР, так и родное для красноярцев Шира.
- Павлов в Хакассии отдыхал в конце октября, - вспоминает В. Бережных, - и появилась у него мысль провести там наши показательные выступления. Для пропаганды здорового образа жизни вообще и моржевания в частности. Позвонил, попросил приехать, кто сможет.  Покупаетесь, говорит, вода-то уже давно прохладная. а я лекции буду читать. Это начало 90-х. Мы там с Костаревой проплавали там полтора часа, а Лопатин - три. Все это - при соответствующем стечении народа, который замерзал, уходил пить чай и не только, возвращался, а мы плавали и плавали...
- Шира переплывала еще и с Доренской и Шереметьевой, - вспоминает это озеро Костарева, - Они меня обогнали, давно уже вышли, ждут, а мы с Лопатиным неспешно плывем, да еще и общаемся в удовольствие...
А Красноярское море та же Валентина Костырева преодолела по своей личной инициативе.
- Поехали в Шумиху отдыхать. - рассказывает она. - Стою, смотрю на другой берег. А я как какую воду увижу, сразу мысль - переплыть. Девиз такой: все что вижу - переплываю. Причем мысли нет, что рядом ГЭС, потоками может к ней прибить, утянуть куда. Поплыла. Натерпелась от скуттеров, водных мотоциклов и катеров - они ведь туда-сюда, в воду не смотрять, кому в голову придет мысль что там кому то ненормальному плавать захочется? Ужас просто. Я всех своих родственников вспомнила, с жизнью несколько попрощалась. Подумала - если не задавят, то буду жить долго и счастливо. И никогда больше на такое не пойду. Доплыла. Смотрю с другого берега, не понимаю  - где наша стоянка, куда назад плыть? Деваться некуда, не к плотине же десяток кэмэ идти. Назад поплыла...
 
Первые международные
 
С Енисеем связаны и первые международные контакты красноярских любителей холодового плавания, пришедшиеся на начало 90-х. К этому времени Павлов установил контакты уже и с заокеанскими «моржами», изъявившими желание посостязаться на великой сибирской реке с аборигенами.
- Приехал американец, Марк Свальцерс. И решили плыть вниз по реке от Енисейска на выносливость, кто сколько продержится, - вспоминает Антонина Ракчева-Сильвер.
К месту состязаний участников доставил зафрахтованный финнами теплоход. Впрочем, сами представители «страны озер»  участвовать в заплыве не решились. Помимо представителя США, на это «подписались» четверо красноярцев. Две женщины,  Н. Петряева и А. Ракчеева-Сильвер. И двое мужчин - Вячеслав Солодовников и Валерий Вайник.
- Я только-только в клубе появилась, своих границ еще на знала, - вспоминает ставшая победительницей заплыва Ракчеева-Сильвер.  - Судья спрашивает: ты сколько проплывешь? Я честно ответила, что понятия не имею. Мужики наши стали после этого на меня коситься - зачем взяли непроверенного новичка, ведь опозорит клуб..
Заплыв от Енисейска начался в час дня. К чести наших пловцов, первым не выдержал бросивший им вызов американец. Он продержался около трех часов. Потом вышли Вайник, Петряева, Солодовников. Ракчеева-Сильвер же продолжала плыть. Сначала мимо одной ранее планировавшеся организаторами для финиша деревни, потом мимо другой, третьей.
К девяти вечера солнышко склонилось к горизонту, по воде стало холодать.
- Тут на меня с корабля стали ворчать - хватит уже, вылазь, хоть заночуем нормально, на берегу, че ж всем из-за тебя страдать. У сопровождающего лодочника мозоли на руках набились и  деньги оплаченные за фрахт судна заканчиваются А я говорю, да ладно, давайте еще хотя бы несколько часов... - рассказывает Антонина (отчество) - Но все равно меня вытащили. Стою грустная, потому чувствую и знаю, что только разогналась.  
Отстановились в тайге, прямо на берегу разожгли костер, поставили палатки. У лодочников с собой было три литра самогона, и все, кроме самих моржей, стали отмечать достойное завершение созтязаний. За восемь часов десять минут победительница преодолела 76 километров. И похудела на восемь килограммов.
Приехала домой, ничего понять не могу : штаны сваливаются, одежда мешком висит, костюм болтается, - смеется Ракчеева-Сильвер. - Так что рекомендую такое всем желающим сбросить вес. Лучше и быстрее всех диет.
Не забывали красноярцы и ближних соседей. Примерно в то время уже упоминавшийся  В. Солодовников вместе с Валентиной Костырева приняли участие в двухсуточном амурском марафоне по маршруту Хайфе (Китай)- Хабаровск.
- Правда, плыли только днем, на ночь приставали, поскольку все в пограничной зоне происходило, - вспоминает В. Костырева. - А на финише организаторы выдали нам две визы назад в Хайфе, чтобы мы хотя бы город посмотрели.
Имевшие международный резонанс достижения красноярских моржей вызвали к ним закономерный интерес исследователей холодовых нагрузок.
- В конце 1993 года в наш город из Лондона приехал физиолог, профессор Билл Китеж, сотрудничавший со знаменитой Линн Кокс, - рассказывает Ракчеева-Сильвер. - Работал с нами. К примеру, устойчивость сосудов к холодовой нагрузке определялась опусканием пальца в воду со льдом. С прикрепленных датчиков считывались показания. Если в норме испытания ввиду риска некроза прекращались через 5-10 минут, то красноярцы выдерживали в два-пять раз дольше. Эти и ряд других исследований позволили англичанину сделать вывод, что, к примеру, показатели красноярских моржей аналогичны данным Л. Кокс и достаточны для того, чтобы переплыть Ла-Манш.
Впрочем, в это время наши земляки нацелились на другой пролив - Лаперуза, что между Сахалином и японским Хоккайдо. Однако рано начавшиеся шторма сорвали этот проект.
 
Во имя науки
 
С первых дней «Криофила» его члены и самостоятельно занимались изучением физиологических и психологических последствий моржевания на состояние человека.
- Уже на «старте» интеллектуально состав был очень сильным, - вспоминает Владимир Синатуллин, внесенный в книгу рекордов Гиннеса за рекордный (1300 км) эстафетный заплыв по реке Амур.
- По уровню подготовки, осознанию проблем, качеству проработки все проходило на уровне научно-исследовательских институтов, - уверен он. - Карастоянов, Костылева, Доренская, Петряева, Шереметьева, Ракчеева-Сильвер, другие зачинатели изучали последствия закаливания, проходили и проводили различные обследования.
- Почти сразу же на основании собственных знаний, личных ощущений, преодоления страха перед холодом написали маленький букварь о закаливании, - рассказывает Раиса Доренская. Позже исследования «моржей» были серьезно детализированы. Настала пора глубинного, научного подхода к изучению холодовых нагрузок, воздействия стихий природы на человеческий организм, как взрослых, так и детей. Главной целью все это имело и имеет возрождение сильного, здорового, выносливого генофонда сибирского населения.
Отметим, что вся эта деятельность осуществлялась членами клуба безвозмездно, но при привлечении к ней авторитетных учреждений и организаций, включая Красноярскую государственную медицинскую академию, краевой спорткомитет и так далее. При этом красноярские моржи широко участвовали и в аналогичных федеральных программах.  
- Много работали со столичной медициной, изучающей "экстремальные" состояния, - говорит Валентина Костарева. - Запомнилась очень тяжелая программа, предложенная нам московским институтом биофизики. Том самом, что является ключевым по исследованию проблем выжимаемости человека и сопротивляемости его организма внешней среде  для космоса и "оборонки". Крутили нас на тех же стендах, что проходили космонавты. Анализы различные брали, как до до испытаний, так и после. Причем, к примеру, крови в прямом смысле слова выкачивали много, почти как из доноров! На лебедке в кожанном сиденьи опускали в небольшой бассейн с водой температурой в 6 градусов. Надо было неподвижно просидеть четверть часа. Помню, до испытания кровь алая, струей бьет. После заморозки  — тяжелая, багровая, чуть ли не черная, еле сочится. Ведь вся биохимия меняется. Сутки голодом держали, а на следующий день устроили заплыв в холодной воде на 2 кэмэ.  
Конечно, не все испытания были столь изматывающими.  
- В Ижевске на водохранилище проводили получасовой заплыв, вода  3-4 градуса, еще и снежок пошел, - вспоминает В. Костарева. - Там запомнились эксперименты с обогревом. Сначала душ поставили. Но вода в ней быстро остывала. И вот в ней редкий раз в моей жизни очень некомфортно было. И не только мне. После ледяной воды теплый душ - плохая идея. Одно из худших средств. Но на следующий день привезли воздушную тепловую пушку. Накрывали огромным одеялом и подсовывали под нее трубу. Вот это было хорошо и здорово. Сразу и высушивало и обогревало. Такая минисауна получилась, быстро согревались.
Исследованиями холодовой нагрузки на  состояние человека занимались и по сию пору занимаются многие члены "Криофила", включая профессиональных врачей - А. Ракчееву-Сильвер, Л. Алехину, Р. Бычкову и так далее.
- Скоростное плавание и длинные дистанции в холодной воде физиологически несовместимы, - такой, к примеру, вывод на основании в том числе и собственного опыта сделала Ракчеева-Сильвер. - А особенностью выдающихся моржей является способность при низких температурах останавливать кровоснабжение в подкожном слое, что помогает избегать переохлаждения.
В том числе и этот аспект позволил красноярцам установить ряд выдающихся достижений по длительности пребывания в холодной воде. Среди которых пять часов в Иссык-Куле Юрия Лопатина, восемь с лишним часов в Енисее Ракчеевой-Сильвер и так далее.
 
Самое главное
 
Однако основным в холодовом закаливании является отнюдь не достижение наиболее выдающимися моржами феномальных результатов. А то благотворное воздействие, которое оно оказывает на здоровье всякого занимающегося этим делом человека. В том числе и психологическое.
- Дома, бывало, лежишь на диване, и даже двигаться неохота. Настроение соответствующее, мягко говоря, не очень, - делится Валерий Лашко, в конце 90-х годов возглавлявший клуб - Но когда себя пересилишь, окунешься - и сразу как новенький. Жить хочется, бодрость, легкость в теле и душе. И от всего сердца радость, что пересилил лень, снова "поморжевал"...
Причем самыми сильными позитивными впечатлениями от купания "среди льдов" зачастую оказываются именно первые, сваязанные с преодолением первичного страха. Как правило, они формируют привязанность к холодной воде на всю оставшуюся жизнь. И делают ее не только полноценнее с точки зрения преодоления физической немощи и болезней, формирования волевых установок, но и гораздо качественне, эмоциональнее, насыщеннее.
- Я как окунулась в прорубь и вышла, подумала, что сейчас на этом самом месте и умру,- рассказывает Оксана Тишкина, со временем приведшая в "Криофил" сестру и 12-летнюю племянницу. - Потому что это было Крещенье, сибирский январь, температура хорошо минусовая. Пока бежала от полыньи до домика, решила - не успею, по дороге замерзну и прямо здесь погибну. Но потом так хорошо стало, особенно после баньки, что теперь без всего просто жить невозможно.
- Пришел по приглашению Михаила Петровича Сашко, первый раз в жизни побывал в холодной воде.- делится ощущениями омский гость клуба Александр - Впечатления просто  отличные. Никогда со мной такого не было. Какой-то бешеный прилив силы и бодрости. Конечно, когда зашел в воду, ноги холодом буквально обожгло. Но потом - просто счастье. Тепло изнутри выделяется, словно там солнышко разгорается. Очень понравилось. Дома обязательно повторю, поищу в Омске клуб моржей.
Отметим: холодовое закаливание - это занятие для сильных во всех смыслах этого слова людей, тех, кто стремится укрепить в себе не только тело, но и дух. При этом огромное значение имеет эмоциональный настрой человека. Все опытные моржи знают - в раздраженном состоянии, гневе или злости в в воду заходить нельзя. Самое лучшее - это внутренняя позитивная концентрация, установка на слиянии с природой, частью которой мы являемся, молитва - обращение к Богу для верующих.
- Может быть, самое главное в нашем деле - это преодоление себя. Сила внутри, которую ты набираешь и удерживаешь, которая потом позволит не быть обузой не для кого в любом возрасте, самой помогать близким и друзьям. - так оценивает ценность «моржевания» В. Костарева. - Знать, что могу, многое уже сделано, и сложатся обстоятельства - еще сделаю.
- Удовольствие от купания в ледяной воде получат даже те, кто попробовал окунуться в первый раз. - считает М. Сашко. - Приходит оно чуть позже, вместе с компенсирующим стресс приливом сил, приносящим бодрость и в буквальном смысле слова омолаживающим тело и разум. Однако до этого нужно  преодолеть естественный страх перед такой процедурой. Возможны и некоторые тревожащие явления, связанные с естественной реакцией на холод, например, небольшие сбои дыхания и учащенное сердцебиение. Однако они не страшны. Ну, а если принято решение регулярно заниматься моржеванием, необходимо соблюдать три  принципа: постепенность, регулярность и внимательный самоконтроль собственных ощущений. Если всему этому неуклонно следовать, то понемногу уходит страх, адаптируется кожный покров, весь организм вырабатывает систему защиты от воздействия холода - и купание в ледяной воде становится едва ли не одной из самых главных радостей в жизни. Сам я холодовым закаливанием занялся почти вынужденно. В начале 70х был в командировек в Москве. Помню - жара адовая, в гостинице горячей воды нет, только ледяная. Что делать, залез под нее -  и такой заряд бодрости получил, наслаждения, что до сих продолжаю и останавливаться не собираюсь...
В здоровом теле - здоровый дух
 
Всем знакомо это выражение. Но мудрые понимают, что верно и другое высказывание. Что  сильная душа и воля к жизни, несмотря на привходящие или наследственные немощи, способны сформировать сильным свое обиталище - тело. Более того, исцелить его от неизлечимых, на первый взгляд, болезней. История первого президента «Криофила» В.А. Павлова - яркое тому подтверждение.
По словам Владимира Андреевича, у него с детства были слабые легкие и хроническая пневмония, постоянно грозящая перейти в туберкулезную форму. Потому очень много времени он находился на излечении в различных санаториях.
- И вот в октябре сижу я в своем номере на курорте озера Шира, - рассказывал Павлов. - Внизу в зале дискотека, танцуют, веселятся, а я никакой. С высокой температурой практически умираю. И так обидно стало. Разозлился. Решил: пойду ночью искупаюсь, и если сдохну, и слава Богу. Так тому и бывать, все равно это не жизнь. Как стемнело, пришел на пляж. Разделся. По берегу только собаки бегают, смотрят на меня как на сумасшедшего. Стиснув зыбы, залез в стылое озеро. И плавал, пока не почуствовал, что коченею. Пришел в номер и лег спать со слезами на глазах, попрощавшись с миром. Решил, что не проснусь. Не заметил, как уснул. Утром встаю. И не понимаю, я это ли не я? Во мне такая сила, такая бодрость! И всю неделю до конца путевки купался. Тоже ночами, чтобы людей не пугать.
Когда Владимир Андреевич пришел к своему лечащему врачу и сказал, что теперь для него главное лекарство не таблетки и уколы, а холодная вода, та заявила, что так он долго не протянет. Однако же Павлов с простудами более к докторам не обращался. Нужды не было. И решил попробовать собрать единомышленников и создать клуб. Вот именно в этот момент к нему в Гремячий Лог подтянулись и Доренская с Ярочиной.
Моржевание помогло преодолеть болезнь и нынешнему президенту «Криофила» - М. Сашко.
- У меня был вазомоторный рефлекс, заложенность носа, - рассказывает он. - Много лет боролся с хроническим насморком. К китайцам на иголки ходил, хирурги перегородку в носу долбили - ничего не помогало. Пока Константин Еремин не привел меня сюда. Причем в декабре. Решился, залез в ледяную воду, искупался, и тут же у меня все очистилось. Навсегда. И я наконец-то услышал запахи.
Михаил Петрович признается - поначалу при взгляде на парящий холодом Енисей, снежный берег и льдины возникли страх и неуверенность в своих силах.
- Неужели я вот в ЭТО зайду и мне ничего не будет? Но когда увидел, что рядом не только взрослые, но и дети, смеются, и всем хорошо, решил - ну, мне ведь тоже не должно быть плохо! На силе воли зашел. Но потом пару месяцев творил молитву, прежде чем окунаться. «Господи, дай сил и здоровья мне, моей семье, моим детям...». Вот с этими словами, немножко ломая себя, заходил.  Однако к весне уже в полной мере почувствовал себя моржем.
Таких историй в «Криофиле» расскажут десятки. Так, А. Ракчеева-Сильвер, пережившая в ранее клиническую смерть, став моржом, прославилась рядом выдающихся достижений. А. Сабодышин приостановил потерю остроты зрения.
- Закаливание точно помогло. И простудными болезнями однозначно стал меньше болеть. Было за эти 17 лет не более пары раз. Температура выскакивала, но я ее методом холодной воды и уничтожал, - делится он своим опытом оздоровления.
Т. Дьякова, которой врачи прогнозировали дальнейшую жизнь только с палочкой, после начала моржевания вообще забыла про свои болезни.
- Когда пришла на очередное обследование, доктора просто не поверили, что сами ставили мне настолько безнадежный диагноз, практически считали инвалидом, - рассказывает она.
И так далее, тому подобное. Однако в любом случае актуальным остается совет красноярского моржа и врача Николая Троня: «Надо слушай себя, свой организм, он всегда подскажет, что нужно и можно делать».
 
В гости к тезкам
 
Однако у разных людей отличаются и желания, и способности. Всегда есть те, кто стремится достичь прежде немыслимого, выйти на пределы человеческих возможностей, а иногда даже и за эту грань. Объединившимся в красноярском клубе энтузиастам эти черты свойственны полной мерой. И когда в начале 90-х появился шанс слетать на Северный полюс, в гости к тезкам, живущим в вечном холоде микроорганизмам - криофилам, наши земляки его не упустили.
В первоначальном варианте экспедиция планировалась на острова Новой Земли. Причем в опекающем данный район Министерстве обороны РФ вроде бы на все согласились, но с окончательным ответом тянули буквально до последней минуты. Видимо, рассчитывали, что моржи сами откажутся от этого опасного и тяжелого мероприятия.
- И вот вечер пятницы, мы на военном аэродроме Щербинка, в Москве, а взлет не разрешают. Кругом автоматчики, и не до кого не дозвониться, все уже разъехались, - рассказывают участники тех событий. - Так и не полетели. Но за выходные сумели переиграть бывшую зону ядерных испытаний СССР на архипелаг Франца-Иосифа, где на острове Русский имелась метеостанция на двух человек и небольшой аэродром. Туда и направились.
Уложиться - от посадки до взлета в следующий вечер нужно было за сутки. Поскольку и за аренду самолета платились большие деньги, и резко ухудшались метеоусловия. Потому всю ночь участники поездки, включая моржей и сопровождающих их многочисленных врачей, рубили полынью в паковом, толщиной более метра, льду. Причем все это после того, как более километра по пояс в снегу, как пингвины, брели за пробивающем путь к берегу океана бронетранспортером.
- Картина: прорубь, рядком валенки и мы купаемся. - рассказывает Валентина Костарева. - Причем, когда вылазили, большинство первым делом шапки одевали, и лишь потом обувь Как говорится, без трусов, но в каске.
Резкий, тяжелый для кожи солевый раствор из ледяной, температурой в два градуса ниже нуля воды очень хорошо впитывался в теплую кожу и глубже, что приводило к неприятным ощущениям и последствиям.
- Я вдруг вся стала хрупкой, будто стеклянной. Даже подумалось: если случайно рукой лед задену, она у меня как хрустальная рассыпется. И по ступням такое же ощущение: если задену за что, сразу отвалятся, - вспоминает Валентина Ивановна.
После этого у всех участников погружений начались сильные боли, вплоть до того, что слазила кожа. Нина Шереметьева даже не сумела одеть на ноги валенки - ее ноги просто закутали в обмотки.  Некоторые не могли расчесаться, и даже взять в руки ложку или вилку, потому что отказывали пальцы.
Но отважные красноярки охотнее  вспоминают другое.  Огромные, словно горы, отполированные ветром до зеркального состояния торосы, с которых Валентина Костарева, Нина Шереметьева и другие участники экспедиции, как дети, катались на спинах, животах и попах...
К слову - благодаря этой отважной вылазке российская и мировая медицинская наука получила бесценные данные о влиянии сверхсоленой переохлажденной воды на  организм человека. Причем. когда готовилась первая экспедиция лыжников на Северный полюс, красноярские моржи консультировали ее участников. И в знак благодарности знаменитый путешественник Федор Конюхов доставил символику и вымпел клуба на Северный  полюс. Маленьким выносливым микроорганизмам - криофилам от их тезки - «Криофила» с берегов Енисея.
 

 

 




 
2010 КГОО "Клуб закаливания и зимнего плавания "Криофил"
 
Председатель клуба: Сашко Михаил Петрович
Телефоны: (391)246-24-21, 256-04-29, 278-09-70 (клуб)
E-mail: kriofil24@yandex.ru
Факс: (391)246-24-21
 
Использование фотографий с сайта kriofil.ru в СМИ допускается только с письменного согласия автора.
Сделано: Братья Фроленковы

??????.???????